Предыдущая глава Оглавление Следующая глава

ПРИЛОЖЕНИЯ К ТОМУ 18

1. Письмо к кн. Меншикову от полковника Ивана Бухгольца из Тобольска 11 февраля 1717 года

Доношу вашей высокой светлости: в прошлом, 714 году против доношения господина губернатора Сибири князя Матв. Петр. Гагарина его царскому величеству отправлен я по именному е. в. указу в Сибирь, и велено в Тобольску у г. губернатора Сибири взять войска 1500 человек, и со оным войском иттить в новопостроенную крепость Ямышеву, и, перезимовав, иттить к калмыцкому городку Еркетю, и оной городок достать, и укрепить, и проведать на Дарье-реке, как калмыки промышляют песошное золото. И в 716 году, июня в 30, взяв я войска 2450 человек и пришед, у Ямышева озера в октябре-месяце построил город; а преж того писал я до его величества, что контайша, колмыцкой владетель, имеет у себя многие войска и того для мне до назначенных мест иттить не беспечно, на что я себе никакова указа не получил, и февраля в 11 того ж 716 году (?) пришли внезапу в ночи от вышепомянутого владетеля контайши войска, тысяч десять и болши, и прежде разъезды и караулы скрали, и лошадей государевых и офицерских мало не всех отогнали, и приступили к крепости и к квартире, и приступали часов с 12; обаче с помощию божиею оных от крепости и от других мест отбили, и, отступя, оные калмыки недалече остановились и атаковали крепость и другие места караулами так крепко: четырех, государь, человек послал я в розные числа в Тобольск со известием, и оные все впали в руки неприятелю, и волею божиею пришла в войске у нас на людей болезнь, от которой в сутки человек по 20 и болше помирало, и болезнь в людех непрестанно умножалась; и, опасаясь, государь, чтоб артиллерия и многая амуниция не досталась в руки неприятелю, и не надеясь к себе ниоткуду сикурсу, апреля в 28, разоря оную крепость, с малыми здоровыми людьми уступил на судах вниз по Иртышу до усть реки Оми, где ныне я построил город; а в прошлом же, 716 году декабря в 16 прислан ко мне указ великого государя, велено мне иттить до Зайсан-Нор озера, через которое прошла река Иртыш, и на оном озере построить город немалой, и против того указу подал я г. губернатору доношение, что оное озеро во владении контайши выше Ямышева вверх по Иртышу в дальнем расстоянии, и проход судовой и сухопутный велми трудной, и дойтить малыми войски и новыми людьми невозможно; и на оное доношение его сиятельство изволил мне сказать на словах, что вел. государь, уничтожая (презирая) народ калмыцкой, не указал великих войск посылать; и, конечно, указал малолюдством до того места итти. И о сем вашей высокой светлости доношу: понеже до оного озера за многими войски калмыцкого владетеля контайши, которой имеет у себя войск великое число оружейных и к войне обычных и ежели покажет противность, дойтить невозможно, и не токмо они могут за оное озеро войну иметь, но и за Ямышево с великими войски контайша брата своего прислал с войною, и, ежели, государь, ныне отправлюсь я до оных мест, ясно вашей высокой светлости доношу, что многой интерес его величества утратится и могу я в калмыцкие руки впасть и с войски безвестно, а истинно, государь, оной народ напрасно уничтожен. Всепокорно и нижайше вашей высокой светлости рабски прошу о милосердном заступлении, дабы я, не отправляясь в такую дальность, мог прежде видеть его цар. величество.

2. Письмо Алексея Волкова к кн. Меншикову 30 октября 1725 года

Светлейший князь, милостивый государь мой патрон! Ваша светлость милостиво напомнить изволите, что каким образом меня, почитаю, от самого младенчества в вашу милость милостиво принять и отчески воспитать и обучить и всегда содержать изволили, и помощию божиею и вашей светлости милостивым призрением дошел до такого состояния, что его божественною благостию и вашим отческим снабдением истинно доволен и должен всегда о здравии и благополучии вашей светлости и всего вашего высокопочтенного дому бога молить и с моею обыкновенною верностию и прилежностию вашей светлости и всему дому вашему служить до кончины моей; и, надеяся на помянутую вашу ко мне отческую милость, никогда б хотел я о сем мыслить, чтоб и ваша светлость, быв довольны моею, могу смело сказать беспримерною к вашей светлости и к вашему княжескому высокопочтенному дому верностию и толь многолетнею и вашей светлости весьма прибыточною службою, паче же имея ко мне всегда постоянно вашу отческую милость, а при нынешней моей смертоносной болезни, а наипаче при пришедшем самом часе смертном, который непостижимый всевышнего промысел отвратить от меня изволил, вашим долгом турбовать меня изволили, невзирая на то, что всех сердца к слезному соболезнованию и сожалению обо мне благость божия обратить тогда изволила; и хотя б ваша светлость и не изволили иметь надежды в животе моем, но я не токмо все свое имение, но детей моих и душу свою рекомендовал по бозе в ваше милостивое отческое призрение и шлюсь на мою духовную, что я не упустил того вашей светлости долгу, но именно написал, ежели милости показать не изволите, то продать часть моих деревень или б оную ваша светлость на себя взять благоволили, в котором намерении и ныне есмь. Ежели ваша светлость не изволите напамятовать прешедшей моей двадесятолетней верной службы, я могу во имя господне пред всем светом сказать, что никто вашей светлости как из внешних, так и внутренних слуг так верно и непорочно не служил, как я, ежели все прошедшие случаи милостиво напомнить изволите, а именно: чаю, в памяти вашей светлости, 1) что я сколько лет держал ваш домовой приход и расход и во всем учинил я вашей светлости порядочный отчет так верно, что ни единая денга ваша не утрачена. 2) Отправлял вашу собственную кореспонденцию со всяким охранением вашего интереса и секрета. 3) А в бывшем счете вашей светлости в канцеляриях князя Долгорукова и князя Голицына какой я дненощной труд имел и о ползе вашей старался, о том вашей светлости и всем довольно известно, и что по канцеляриям нашим на вашу светлость было напрасно написано, то моим трудом и старанием все сложено. 4) А во время бывших против вашей светлости разных претензий каким образом, невзирая ни на какие страхи, забыв живот свой, должность адвоката отправлял, о том всем же известно, за что от некоторых судей немалой гнев и страх претерпел. А паче всего во время бывших баталий, акций и блокад неотступно при вашей светлости был, охраняя ваше здравие со всяким тщанием, и при всяких случаях служил по всякой возможности как советом, так и делом. 5) Отстал ли я от вашей светлости и при последнем бывшем престрашном и рыдательном случае, во время кончины всемилостивейшего государя императора? Но какое мое старание советом и делом было, о том как вашей светлости, так и прочим многим известно (богом свидетельствуюсь, что оттого и настоящая болезнь мне приключилась).

3. Реппорт, коликое число по реппортам из застав явилось в Питербурх в приезде из городов с хлебом и прочими припасы

Сего 723 года января с 7 по 20 число возов:

1) К дому их импер. в-ства и государыни и-цы - 173; 2) разных чинов людей с припасы шляхетства - 2067; 3) купецких людей с товары - 1763; итого: 4003. С 20 по 26 число: 1) к дому императора и императрицы - 183; 2) к дому царицы Прасковьи Федоровны - 236; 3) к шляхетству с припасами - 904; 4) купецких людей с товары - 2276; итого: 3599. С 26 января по 2 февраля: 1) к дому императора и императрицы - 45; 2) шляхетству - 1022; 3) купецких людей с товары - 307; итого: 1374. Со 2 по 9 февраля: 1) - 54; 2) - 846; 3) - 825; итого: 1725. С 16 по 23 февраля: 1) - 173; 2) - 674; 3) - 221; итого: 1068. С 23 февраля по 2 марта: 1) - 263;2) - 592; 3) - 584; итого: 1439. Co 2 по 9 марта: 1) - 161; 2) - 201;3) - 3; итого: 365. С 9 по 16 марта: 1) - 65; 2) - к дому царицы Прасковьи Федоровны - 5; 3) - 128; 4) - 9; итого: 207. С 16 по 23 марта: 1) - 10; 2) - 43; итого: 53. С 23 по 30 марта: 1) - 16; 2) - к дому царицы Прасковьи Федоровны - 2; 3) - 66; 4) - 14; итого: 98. С 30 марта по 6 апреля: 1) - 32; 2) - 80: 3) - 27; итого: 139. С 6 пo 13 апреля: 1) - 16: 2) - 130: 3) - 9; итого: 155.

4. Из письма Девьера к Меншикову 11 марта 1723 года: "И о сем не умолчу вашей светлости донести, что сего марта 9-го числа в первом часу пополудни государыня царевна Мария Алексеевна от сего света преставися и одержима была каменною, цынготною и другими болезнями, и сего вечера в Петропавловском соборе погребать будут".

5. Из письма Девьера к Меншикову 12 марта 1723 года: "Что вчерашнего числа вашей светлости я доносил, что имелось быть погребение государыни царевны Марии Алексеевны, однако ж вчерась того не учинено затем, что не исправились, а будет то погребение ныне, и велено съезжаться от генералитета и до штап-офицеров с женами в четвертом часу пополудни в дом за Фонтанкою-речкою, где ее высочество жила".

6. Из письма Акинфия Демидова к кн. Меншикову 15 февраля 1727 года: "Писали ко мне санкт-петербургские прикащики мои, что берг-советник Василий Татищев подал ее и. в-ству челобитную, возбуждая паки то дело, которое было со отцем моим Никитою Демидовичем в сущей нелицемерной нашей правде, как предстать судищу Христову, отвращая от народного разорения и завоцкого опустения: токмо доныне оной Василий Татищев желает со мной помиритца и просит дву тысяч рублев; но однакож, хотя совесть меня к тому и понуждает, понеже как вашей высоко-княжей светлости известно, что я стал одинак и здешных заводов положить не на кова, к тому ж я весма к таким делам не заобычаен, и ежели мне за приказными делами бродить, то, конечно, во всех моих завоцких промыслах учинитца остановка и разорение; ибо заводы, яко детище малое, непрестанного требуют к себе доброго надзирания, токмо я под таким сомнением остаюсь, понеже которой приговор до мнения господина артиллерии генерал-майора Геннина в Вышнем суде и учинен, и в том того не показано, чтоб ему, Василью Татищеву, какую награду учинить, но однакож в сем на высокое вашей высококняжей светлости отческое милосердие полагаюсь, как ты, государь, о сем соизволишь, хотя ему что и дать - быть так, что нам от них терпеть, ибо на них и работаю, которое за благодарением бога моего и терпети понуждаюсь. Чрез самую мою крайнюю и необходимую нужду принужден и вашу высококняжую светлость трудить, ибо многое бывшего отца моего и мое прошение в Берг-коллегии о даче нам Лапаевских казенных заводов со крестьяны, токмо и поныне на то резолюции я не получил; а в том прошении сила та, ибо мне заводы, кроме слобод, не нужны, понеже за помощию божиею у нас и своих заводов довольно, токмо за недачею мне к тем вновь заведенным моим заводам крестьян часто те заводы недействительны стоят; а ежели мне оных Алопаевских заводов с слободами не отдадут, то прошу хотя б по поданному доношению с мнением от Берг-коллегии в Правительствующий сенат определили мне к тем, к новозаведенным моим, одному медному и к семи железным заводам из крестьян по двести Дворов: пожалуй, милостивый отец и государь, не оставь сей моей просьбы для государственной пользы".

7. От того же к тому же 18 апреля 1724 года: "В благодарении содетеля моего бога остаюсь, что с господином советником Татищевым в происшедшем между нами деле состоялся мир: того ради нижайше вашу высококняжую светлость прошу: буди, государь, по отеческой своей милости за меня заступник, чтоб сему подобно смиритца и с благородным господином генерал-лейтенантом Салтыковым по делу моему с ним в сыскании на мне за беглых его крестьян пожилых денег, которых мы купили с Нижегородскою Фокинскою вотчиною и перевели в Сибирь на заводы, отдать бы ему те деньги, которые он по тому делу в пошлину употребил, ибо, государь, воистину такия тяжебные дела весма мне не заобычны и не малую завсегда печаль мне наносят и отлучают от управления завоцкого". (Дела князя Меншикова в Москов. архиве мин. иностр. дел)

8. Число дворов и доходов в дворцовых селах и волостях: в Московской губернии - 17000 дворов, с них 35799 рублей доходу; в Петербургской - 4324 двора и 11087 доходу; в Киевской - 913 дворов и 1341 рубль доходу; в Архангельской - 326 дворов и 768 рублей доходу; в Нижегородской - 14194 двора и 34 623 рубля доходу; в Азовской - 5333 двора и 10 528 рублей доходу; в Казанской число дворов не показано, а доходу 341 рубль; всего 42090 дворов и 94490 рублей доходу.

Сбор пошлин с кораблей в 1724 и 1725 годах
Города            Корабли    Деньги
Петербург    1724.  240     10723 рубля
             1725.  242     17682 
Архангельск  1724.   22      1122 
             1725.   12       217
Кола         1724.    4       - 
             1725.    5       - 
Нарва        1724.  115      1950
             1725.  170      4749
Рига         1724.  303  
             1725.  386
Ревель       1724.   62
             1725.   44
Выборг       1724.   28
             1725.   72  (Кабинет 11, Кн. №2)
9. В 1724 году в Кабинете императрицы отпущено 23819 рублей, из того в расходе жалованья: комнаты ее величества - 5305, комнаты царевны Анны Петровны - 794, Елисаветы Петровны - 467, Натальи Петровны - 268, комнаты великого князя - 869. При распределении жалованья значится гоф-юнкер Семен Маврин, которому жалованья 200 рублей. Между прислугой Елисаветы Петровны два пажа - Александр и Андрей Шуваловы. (Следственные дела в Архиве мин. юстиции, № 72/288)

10. Светлейшему князю Александру Даниловичу всего духовного собора пастырей доношение, притом и мнение их ему объявляется: 1) рождественским и крещенским царским часам удобно быти в царствующем граде С. - Петербурхе в палате, идеже преж сего отправлялися. (На полях резолюция: Быть посему.) 2) При том действе быти соборному протопопу Георгию с верховным диаконом Иваном Афонасьевым. (Быть.) 3) В день Рождества Христова после литургии надлежит быти духовным и прочим служителем для духовного согласия в крестовой палате, именуемой астерии. (Быть.) 4) По расположении того ли или в ыной день надлежит духовным с животворящим крестом к дому князь папы быти, и прославя Христа, ему князь папе, а он им духовным долженствует поздравити, а порознь в домы их не ездить, понеже царского величества присутствия не обретается. (Быть так, как при царском величестве было.) 5) При домах государских, где повелит его светлость славити, или довольствоватца одною вышепомянутою крестовою. В дому ц. в. быть, а государыни царевне доложить. 6) Которого дня повелит его светлейшество для славления быти у себя в дому? (На другой день праздника.) 7) Надлежит быть в дому адмирала сиятельнейшего графа Федора Матвеевича того же ли или в ыной день? (В иной день.) 8) Также надлежит быти в канцелярии высокопочтенного Сената, а по славлении их высочества обще поздравить, а порознь в домы их не ездить. (Ездить порознь в домы.) 9) Все духовные усоветывали для надлежащего времени быть в среднем одеянии, т. е. в одних рясах. (Дается на волю вашу.) 10) О всем вышеписанном он, светлейший князь, своим благоразумием како повелит быти, чего весма требуем, понеже его светлость над сим царствующим градом вышний губернатор и повелитель. (Из дел князя Меншикова в Москов. архиве мин. иностр. дел)

11. В 1721 году в полку Киевском было козаков конных 1657, пеших - 1269, поспольства достаточного - 1563, посполитых убогих - 2421, всего - 6910. В полку Черниговском всех козаков 6406, всего поспольства - 12132, всего - 18538. В Стародубском - козаков 4123, поспольства - 11694, всего - 15817. В Нежинском - козаков 9945, поспол. - 6306, всего - 16251. В Переяславском - коз. 700, посп. - 5772, всего - 12472. В Лубенском - коз. 10655, посп. - 9470, всего - 20125. В Миргородском - коз. 4840, поспол. - 11640, всего - 16480. В Полтавском - коз. 5135, поспол. - 8704, всего - 13839. В Гадяцком - коз. 5809, поспол. - 5890, всего - 11699. В Прилуцком - коз. 3310, поспол. - 7028, всего - 10338. (Тот же архив)

12. Описание кончины Петра В. в донесении французского посланника Кампредона 10 февраля 1725 года.

La maladie prevenoit d'un reste de vieux mal vénérien mal guéri... Depuis son retour du voyage de Ladoga, i n'a jouit gue d'une santé fort languissante, il s'est peu appliqué aux affaires, quoiqu'il parût en public à son ordinaire. La nuit de 20 au 21 janvier il fut attaque d'une rétention d'urine très violente; on lui donna les remèdes et l'on publia quelques jors après qu'il était hors de dangers; on appella cependant plusieurs médecins et entre autres un Italen nommé Lazariti, homme très capable, qui étant informe de la cause du mal du Czar la jugea sans risque pourvu qu'on suivit la manière de traiter qu'il proposait, à savoir de dégager la vessie de l'urine qu'y croupissait pour prevenir l'inflammation et ensuite guérir 1'ulcere qu'on ne doute point qu'il n'ait au col de la vessie: M-r Blumentrost rejetta d'abord un avis qui ne v.enoit point de lui, et continuant sa cure palliative, le Czar resta au même état jusqu'a samedi matin 3 de ce mois. Il se trouva plus mal vers le soir, et la nuit il eut de si grandes convulsions, qu'on ne crut point qu'il en reviendrait; elles furent suivies d'un dévoiement, et le dimanche matin on s'aperçut que son urine était fort puante; le médecin Italien insista de nouveau sur la necessité de pomper l'urine de la vessie, ce qu'i fut neanmoins différé jusqu'au l'endemain â dix heures qu'un chirurgien Anglais nommé Horn lui fit opération avec succès, ayant tiréprès de quatre livres d'urine; elle étoit d'une infection épouventable melée de morceaux de chair et de membranes corrompues; cependant le Czar se trouva soulagé, il reposa quelques heures, et l'on debita dans le public qu'il était hors de dangers. Il passa la nuit du lundi au mardi assez tranquillement; mais ce jour-là vers les dix heures, ayant demandé à manger, on lui donna du gruaut d'avoine; il en eut à peine avalé quelques cuillerées, que la fièvre le prit; ce fut alors qu'on ne douta plus que la partie ne fut attaquée de la gangrène et par conséquent sans remède; cependant aucun des médecins n'osoit porter cette nouvelle à la Czarine, mais M-r le C-te de Tolstoy ayant interrogé M-r Lazariti, lui dit que si on avait quelques mesures à prendre pour le bien de l'Etat, il était temps d'y travailler, le Czar n'ayant que peu à vivre. En effet la nuit de mardi au mercredi les convulsions ie reprirent; elles furent suivies d'un grand délire, pendant lequel on lui entendit dire qu'il avait sacrifié son propre sang. llsejetta hors de son lit nonobstant les efforts de ceux qui le gardaient; il voulut qu'on lui ouvrit la fenêtre pour prendre l'air, mais il tomba aussiôt en faiblesse; on le remit au lit, et depuis ce mement jusqu'a celui de sa mort, l'on peut dire qu'il a été dans une agonie continuelle, n'ayant pu dire que quelque paroles, ni faire aucune disposition testamentaire, soit par la crainte qu'on a eu de lui proposer comme un présage de sa fin prochaine, soit que la Czarine et ses amis connussent assez les intentions du prince moribond pour ne pas vouloir hazarder quelque changement que la faiblesse de l'esprit accablé sous le poids des grandes douleurs aurait pu occasionner. La Czarine ne l'a presque point quitté et elle lui ferma la bouche et les yeux avanthier huitième de ce mois à 5 heures du matin. Hier on exposa ce prince dans son lit de parade où teut le monde est admis à lui baiser la main. L'affection desa mort est universelle, et l'on peut dire avec verité qu'il est aussi regrette dans le tombeau qu'il à été craint et respecté sur le trone; aussi n'est ce qu'à la sagesse deson gOuvernement et aux soins continuels qu'il a pris de civiliser sa nation, que l'on est redevable de la sureté parfaite dont on jouit içi jusqu'a présent où l'on ne remarque aucune espèce de mouvement que ceux de la tristesse parmi les troupes et ie peuple.

13. Подметное письмо 1724 года: "В 723 году уставить изволил (государь) канцелярию, которая пишется Вышним судом. Вышнего суда господа, по согласию с Макаровым, чинили, желая себе, чрез ево, Макарова, старание, у вашего величества описных деревень, понеже по всем о деревнях прошениям докладывает вашему в-ству оный Макаров, а именно: Дмитриев-Мамонов, полковник Блеклый, Егор Пашков, Алексей Баскаков, Иван Бахметев, которым уже и дано немало, токмо еще якобы недовольны; граф Мусин-Пушкин да граф Матвеев от него, Макарова, весьма одолжены, ибо что до них касалось напред сего и ныне по доношениям фискальским важных интересных дел, то все им, Макаровым, закрыто. Генерал Бутурлин и Головин только в то время приезжали, когда им они повестят, и, что оные господа предложат, к тому они и подписывались, а капитан Бредихин хотя и всегда с ними в канцелярии бывал, токмо одним голосом против их делать ему было нечева". (Государ. архив)

14. Челобитная людей боярских Петру В. (без года): "Просим и молим и умильно вопием, да тя на милость приклоним о свободстве, дабы нам из Содому и Гоморру отраднее было. На сем нашем приношении к тебе, великому государю, сановнии твои бояре и князи тебе, великому государю, станут возбранять, чтоб нам у них, яко в Содоме и Гоморре, мучитися, яко лви, зубы челюсти своими пожирают и, якоже змии ехидные, разсвирепся, напрасно попирают и, якоже волцы свирепии, биют нас, яко немилостивые пилаты: великий государь, смилуйся, пожалуй!" (Москов. архив мин. иностр. дел)

15. Письмо императрицы Екатерины к бригадирше Марье Румянцевой 19 января 1725 года: "Письмо ваше от 8 числа января мы получили, чрез которое уведомились, что бог вам даровал сына Петра, со оным новорожденным вам поздравляем; что же желаете, дабы вместо нас была восприемницею царица Имеретинская, и, по желанию вашему, даем вам позволение, дабы вместо нас присутствовала восприемницею помянутая царевна (?) Имеретинская, о чем мы к ней от себя писали и то письмо при сем прилагаем, впрочем, желаем оному новорожденному младенцу благополучного просвещения св. крещением и счастливого воспитания в увеселение вам". Этот новорожденный младенец был знаменитый впоследствиии граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский. (Письмо в Государ. архиве)

16. Просьба Екатерине I Елисаветы Лефорт, вдовы знаменитого Франца: "В дряхлости и престарелых летах обретающаяся вдова генерала Франца Лефорта, доношу, что я принуждена от племянника моего, генерал-майора Петра Лефорта, толико несносных обид и противностей претерпевать, так якобы ему приятно было седые мои волосы от печали в гроб положить". Дело состояло в том, что Петр В. пожаловал своему любимцу Францу Лефорту вотчину, которая потом записана была за Петром Лефортом с оставлением, однако, в пожизненное владение вдовы Францевой; но Петр Лефорт владел вотчиною и пользовался доходами, хотел овладеть и остальным имением, тогда как у него был двоюродный брат, польский посланник Яган Лефорт, который ничего не получил, но, по словам Елисаветы, питал к ней сыновнюю нежность. (Кабинет, II, кн. № 75)

17. Письмо жены Волынского Александры к императрице Екатерине 25 октября 1723 года: "Прогневали мы бога, что вижу гнев его и. в-ства на мужа моего: того ради, всемилостивейшая государыня, припадая к ногам вашего в-ства, прошу со слезами: умилосердись, премилосердая государыня мать, покажи над нами, сирыми, божескую милость, не дай мне, бедной, безвременно умереть, понеже и кроме того всегда была больна, а ныне, видя себя в таком злом бедстве, и последнего живота лишаюсь. Известно вам, всемилостивейшая государыня, что у нас, сирых, и отец и мать, вся наша надежда только что ваше в-ство". (Государ. архив)

18. Письмо Волынского к императрице Екатерине 23 ноября 1723 года. После поздравления с именинами Волынский продолжает: "При сем всеподданнейше прошу милостиво мне, последнему рабу вашему, упустить, что я за бедами моими укоснил должного моего рабского благодарения приносить вашему в-ству за показанные ко мне высокие паче достоинства моего милости, что ее высочество, всемилостивейшая государыня наша цесаревна Анна Петровна, соизволила девочку мою милостиво именовать своею крестницею. Поистине могу донести вашему в-ству, так меня сей год бедами посетил бог, что не знаю, как во мне остался живот мой, а жена моя, бедная, и прежде худа в здоровье была, а ныне так дошла, что и последнего здоровья лишилась и многократно была безгласна, а ныне еще заболела. И тако, всемилостивейшая государыня мать, вижу себя, что лишил меня бог всякой утехи, одна только радость наша и вся надежда и упование на высокую милость вашего в-ства". (Государ. архив)

19. В 1707 году Петр указал: "Лучшего ради благолепия и чести св. икон имети о них в художестве управление и повелительство духовное, по апостольским и св. отец правилам, преосвященному Стефану, митрополиту рязанскому и муромскому, а во искусстве того иконного и живописного художества над изуграфы иконного и живописного писма, которые пишут св. иконы, московских градских и иностранных приезжих во всей всероссийской своей державе надзирать и ведать их, кроме всех приказов, и свидетельствовать иконы, объявлять признаками, которые впредь им даны будут, и смотреть прилежно у себя Ивану Зарудному, и приказать ему с подтверждением, чтоб изуграфы св. икон писания благолепно и удобноподобно по древним свидетельствованным подлинникам и образом искусным и тщательным писанием управляли с великим прилежанием в добродетельном житии, кроме пьянства и кощунств. И учинить списки и записную книгу для всякого осмотрения и свидетельства мудрым искуснейшим иконного и живописного писания изуграфом, кто имяны; а неискусным и нерачительным св. икон не писать. И ведать ему, Ивану, с ведома преосвящ. Стефана-митрополита; а за высочайшую честь, св. икон и в благопотребном изуграфстве управительного надсмотрения писатися ему, Ивану, суперинтендентором". (Москов. архив мин. ин. д. Дела князя Меншикова)

Иконостасы в петербургские соборы, Петропавловский и Исаакиевский, делал тот же Зарудный в Москве. Он умер в 1727 году, недоделав Исаакиевского иконостаса; доделывать поручено было подмастерьям Зарудного под надзором архитектора Усова. (Кабинет, II, кн. №85)


Предыдущая глава Оглавление Следующая глава