"Документ мирового резонанса"

проф. Н.Устрялов. Москва

В то время, как буржуазный мир ставит в порядок дня закон джунглей и философию штыка, - государство победившего социализма широко развертывает знамя человечества и человечности.

В то время, как последним словом капиталистической мудрости становится фашистское изуверство, - молодое советское общество всемирно утверждает великие ценности народоправства, демократии.

В то время, как буржуазное государство либо начисто отрекается от лучших заветов всемирно-исторической культуры, либо оскверняет и фальсифицирует их, - страна трудящихся усваивает эти заветы и впервые осуществляет их в полной мере, до конца.

Ромэн Роллан прав: новая Конституция СССР есть воплощение давней человеческой мечты, проведение в жизнь знаменитых и прекрасных идей свободы, равенства и братства.

Эти лозунги провозгласили великие революционеры на заре исторической буржуазной эры.

Что с ними сделал капитализм?

Свобода? Она превратилась в свободу для рабовладельцев, с одной стороны, и в праве свободно умереть с голоду - с другой. Равенство? Оно оказалось псевдонимом эксплуатации, титулом для господствующего меньшинства представлять и подавлять народ в парламенте. Братство? О нем выразительно рассказывают миллионы колониальных рабов, несущих на своих шеях пресловутое бремя империалистического насилия.

Свобода, равенство, братство. Они превратились во всех капиталистических странах в забытые слова, пропавшую грамоту, поддельные векселя. И когда все же внутренняя логика их исторического смысла стала напоминать о себе, потомки их авторов, отбросив их вовсе, выдвинули на опустевшее место новую триаду:

      Инфантерия, кавалерия, артиллерия.

Но великие идеи имеют свою судьбу. Подлинная сущность демократии, теоретически восстановленная марксизмом-ленинизмом и жизненно воскрешенная в огне Октябрьской социалистической революции, ныне закрепляется, фиксируется, облекается в плоть и кровь нашей советской, сталинской Конституции.

"Пока не уничтожены классы, всякие разговоры о свободе и равенстве вообще являются самообманом или обманом рабочих, а также всех трудящихся и эксплуатируемых капиталом, являются, во всяком случае, защитой интересов буржуазии" (Ленин). Это означает, что подлинной жизненной предпосылкой нелицемерной, реальной демократии является уничтожение классов.

Уничтожение классов - органическая черта, определяющая свойства социализма, социалистического государства. В суровой классовой борьбе, руководимой диктатурой пролетариата, уничтожаются классы в советской стране и создаются предпосылки реальной демократии впервые в истории человечества.

Это не призрачная демократия парламентских драк и банковских кулис, как в мире современного капитализма. Это - не "социализм" с разрешения его превосходительства, как в мире фашистов, оппортунистов, фальсификаторов.

Это - действительно большая и действительно новая эра мировой истории. Ее значимость будет оценена в полной степени лишь впоследствии. Мы можем считать себя счастливыми, что присутствуем при ее рождении.

Проект советской Конституции сочетает в себе критическое усвоение культурного наследия с новой концепцией человеческого общества. Он отнюдь не бестрадиционен - это ясно не только государствоведу. Но вместе с тем он всецело проникнут исторически обоснованным новаторским духом. Он одновременно подводит итоги лучшим достижениям человечества в прошлом и, пролагая новые пути, поднимает историческую целину.

Будучи правовым рефлексом великой социалистической революции, он отображает собою современную социальную структуру нашей страны, как становящегося бесклассового общества, и в то же время создает активную государственную форму дальнейшего общественного развития.

Разумеется, этот документ повсюду и везде будет много, всесторонне изучаться. Все в нем достойно тщательного анализа. Вот глава первая - основные начала общественного устройства, присущих социалистическому государству. Вот следующие главы, от второй до девятой, столь четко, тонко и последовательно реализующие принципы ленинско-сталинской национальной политики и превращающие в стройную конструктивную систему сложнейшие структурные принципы многонационального реально демократического государства. Вот интереснейшая глава - десятая, внешне напоминающая соответствующие разделы буржуазно-демократических конституций, но по существу глубоко от них отличная, хотя бы уже одним тем, что она смело ставит и решает проблему свободы, свободы в труде, свободы в творчестве, свободы в реализации великой идеи. Вот и характерная статья 126, впервые в советских конституционных документах так рельефно подчеркивающая ведущую роль коммунистической партии, являющейся "передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя" и представляющей "руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных".

Да, много и всесторонне надлежит еще изучать этот замечательный документ мирового резонанса, в каждом атоме которого светится социалистический гуманизм, чувствуется сталинская эпоха. Но сейчас, в первом, торопливом отклике хочется прежде всего выразить лишь непосредственную, живую радость: наша родина, наш великий советский народ стали подлинно авангардом человечества, средоточием нового мира - мира свободы, счастья и творчества.

 

"Известия", №36(6198), 10 февраля 1937, с.3